История немецкого перевода

Немецкий язык начинает зарождаться в начале средних веков, когда отдельные племена древних германцев начинают контактировать между собой и возникает потребность в общем языке.

Древнегерманская письменность существовала уже первых веках первого тысячелетия, однако дошедших письменных источников недостаточно для того, чтобы сформировать систему знаний о древнегерманской письменности. В  II – XII веках германские племена использовали руническое письмо, в основу которого, как показали археологические находки в Словении в 1812 году, был положен алфавит населения Северной Этрурии.

Позже, с христианизацией германцев, рунический алфавит был заменен латинскими буквами.

Первые литературные памятники на древнегерманском языке появились в монастырях, которые в средневековой Европе были центрами учености, письменности, а впоследствии – и переводческой деятельности.  Произведения древнегерманской письменности, которые создавались в монастырях, были не только религиозными, но и светскими. Именно таким произведением является «Песнь о Хильдебранде», которую записали монахи монастыря Фульды в начале  VIII века.

Развитие немецкого языка имеет три этапа.

Первый этап длился с  VII  века до 1050 года (древневерхненемецкий).

Второй этап – средневерхненемецкий (1050-1350 гг.)

Третий этап – ранненововерхненемецкий (1350-1650 гг.)

Четвертый этап – нововерхненемецкий (с 1650 г до нашего времени).

История немецких письменных переводов начинается в  VIII  веке, когда некоторые католические молитвы были переведены на немецкий язык. До начала IX  века с латыни на немецкий язык были переведены такие сложные книги, как трактат Исидора Севильского, проповеди святого Августина, Евангелие от Матфея. Современные исследователи священных текстов отмечают, что, несмотря на высокую сложность задачи, переводчик труда Исидора Севильского «О христианской вере против язычников», переводчик того времени блестяще использовал все богатство родного немецкого языка, чтобы максимально точно перевести сложный по стилю и содержанию трактат.

Такой же точностью и совершенством отличается сделанный с латинского текста немецкий перевод «Евангельской гармонии» Татиана, в котором сохранялся даже порядок слов.

На границе  X-XI веков появились переводы, сделанные Ноткером Губастым (в Европе он был известен как Ноткер Немецкий). Монах Ноткер переводил на немецкий язык церковные тексты, которые до этого времени существовали только на латинском языке. Это делалось для того, чтобы его ученики, плохо знавшие латынь, могли усвоить суть церковной католической литературы. Кроме чисто католических трудов, Ноткер переводил на немецкий язык Аристотеля, Боэция, «Буколики» Вергилия, и ряд других античных авторов. Характерной чертой его переводов являлось использование новых терминов, а также обширные комментарии к каждому переводу.

С появлением в Европе в  XII-XIII веках французских рыцарских романов, их начинают переводить на немецкий язык, благодаря чему немецкий читатель имел возможность прочитать «Роман о Трое», «Песнь о Роланде», «Ивейн», «Сказание о Святом Граале» и другие.

IV – XV  века вошли в историю немецкого перевода как время перевода Библии и других значимых религиозных сочинений с латыни на немецкий язык. Строго говоря, эти переводы явились вестниками периода Реформации. В эти же века продолжаются переводы художественных произведений и научных трудов, в том числе и античных.  Основными языками, с которых делались переводы на немецкий язык, была латынь и древнегреческий язык. С этих языков делалась немецкая «калька» – в буквальном синтаксическом значении слова. известный переводчик XV века, Никлас фон Виле, переводил оригинал слово в слово, так как считал, что немецкий язык лишен и правильности, и искусства. Такой метод перевода, при котором заимствовалось и построение предложений, и грамматические обороты, был очень популярен в Германии того времени, и у Никласа фон Виле нашлось множество подражателей.

Тем не менее, у него было и немало противников, среди которых следует отметить Генриха Штейнхевеля, автора перевода басен Эзопа, который считал, что в переводе следует использовать не принцип «слово в слово», а «смысл в смысл».

С началом XVIII века в Германии стремительно вырос интерес к мировой литературе, особенно той, которая переводилась на немецкий язык с оригиналов, а не с французских переводов. Именно поэтому  XVIII век принес Германии таких переводчиков, как Гердер, Клопшток, Брейтингер, ставших своеобразной вершиной переводческого мастерства. Историк Карамзин отмечал, что ни во Франции, ни в Англии не было таких хороших переводов Гомера, как в Германии, отличающихся «благородной простотой в языке».

Благодаря деятельности переводчиков восемнадцатого века был подготовлен тот взлет немецкого перевода, который отмечается и в  XIX, и в XX веке.

В России немецкий язык начинает играть важную роль с царствования Василия III, который набрал свою стражу из немцев. При Борисе Годунове приезжие немцы получали значительные льготы, а в конце XVII века вся немецкая община переехала на Немецкую улицу, которая быстро превратилась в немецкое поселение – Немецкую слободу. Особенно много немцев приехало в Россию при Петре I. Влияние немецкой культуры и языка на историю России было то большим, то меньшим, но не исчезало никогда.

XIX век принес России переводы на русский язык немецких писателей-романтиков, среди которых более всего выделяются имена Гёте и Гофмана. В течение всего XIX века были переведены труды немецких философов (Канта, Гегеля, Маркса и других). В переводе «Капитала», который был сделан Лопатиным и Даниельсоном, принимал участие и сам автор.

В начале ХХ века под влиянием военных событий, интерес к немецкой культуре и литературе значительно снижается. Возрождение интереса к произведениям немецких писателей появляется только после второй мировой войны, особенно после падения Берлинской стены.

В настоящее время между Германией и Россией сохраняются дружеские отношения как в бизнесе, так и культуре. Совместные конференции, семинары, деловые встречи между представителями немецких и российских компаний приводят к постоянной востребованности письменного и устного немецко-русского и русско-немецкого перевода. По-видимому, такая же тенденция сохранится и в будущем.